Аутиста Архипа спас врач в Новороссийске

Источник: Блокнот-Новороссийск

У женщины Марии болен аутизмом двенадцатилетний сын. Архипа считали безнадёжным, поставили ему тяжелую форму шизофрении и хотели его изолировать. Но она привезла его в Новороссийск, и после двух лет лечения ребёнка не узнать. Это можно назвать прорывом, ведь ситуация была очень тяжёлой, а теперь радости матери нет предела. История Марии на видео ниже, там же видны реакция и поведение Архипа. Особо впечатлительным советую подумать, перед тем как смотреть! Предыстория от их лечащего врача, Александр Викторович Антоненко:

— Ребёнок стал уходить в тяжёлую аутоагрессию — грыз людей и оторвать его было практически невозможно, он их просто загрызал… Выгрызал себе куски кожи как бультерьер, вцеплялся в мышцу, вырывал кусок, сплёвывал и ходил в кровище… Речь шла о том, чтобы его отправить в закрытый интернат и смотивировать Машу, маму ребёнка, а считалось, что это уже невозможно. Два московских профессора ставили ему тяжёлую форму шизофрении, о реабилитации речи не было — только изоляция и принудительное лечение. У неё двое дочерей постарше Архипа, которые учились.Все родственники, которых у неё и так немного, объявили ей поголовно бойкот. А его же не оставишь ни на секунду, то есть нет возможности работать! Маша пыталась выжить.

У нас многие мамы говорят — лечение слишком сложное, у нас на это нет времени, хотя в семье есть и муж, и родственники, все помогают, но ей нужно его оставить и идти работать. Хотя ей говоришь — вам нужно всего три месяца хорошо позаниматься! Иногда кажется странным, почему нельзя плотно посидеть с сыном, бросить эту работу к чёртовой матери, но нет, они нас обвиняют в том, что мы им выстраиваем слишком тяжёлое лечение. А оно не бывает слишком лёгким или тяжёлым. Бывает тяжёлое состояние здоровья, которое нуждается в определённой терапии.

Они голодали, и выживали на пачке макарон, чтобы она могла и девчонок поднимать, и с мальчишкой с этим ездить какое-то время. Жить им было негде, прописка в Волгоградской области, а врачи и вся помощь в городе.

И мы за Архипа взялись, хоть и не хотелось, потому что не было никакой уверенности, что мы сможем помочь, слишком у него тяжёлое состояние было. Но получается. Мы лечимся два года. Раньше он не реагировал на имя, не понимал, для чего существуют игрушки — как животное. Даже кот будет обращать внимание на мячик, шарик, этот — нет.

Сейчас ребёнок у нас складывает паззлы, пришивает пуговицы, любит свою маму, целует её, защищает, какую-то социализацию имеет. Мы хотим показать этим примером, что существуют дети, находящиеся в тяжёлом социальном положении. Им негде жить, им нечего есть, и без помощи они пропадут.

В некоторых магазинах стоят баночки для сборов и написано, скажем: «Какой-то фонд аутистов, город Москва». Так вот, его просто не существует в природе. Общественность должна помогать семьям, которые не выживут без помощи. Нашим помогали все, кто только мог. Находились добрые люди. Когда дома такой ребёнок — это не жизнь, это прозябание ради великой цели вытащить своего ребёнка. И мы просто не взяли с них денег. Давать эти таблетки по 6-8 раз в день, следить за каждой реакцией, реагировать — это действительно большая работа.

У него был ограниченный рацион, им мы кормим людей, находящихся в состоянии комы, когда зонд в нос, и в него аминокислоты. Такое питание стоит безумных денег. Поэтому каждый помогал, кто чем мог. И этой семье удалось даже купить жильё, используя материнский капитал. Конечно, в Волгограде в четыре раза дешевле чем у нас. Сёстры Архипа выросли и ушли на квартиру, а они в этой комнате в общежитии.

Обычно считается, что у психически больного человека больше ничего болеть не может. Но это тяжелейшее состояние здоровья! Идёт дегенерация практически всех органов. Скоро в Новороссийске откроется медико-социальный центр с полной диагностикой на Герцена 17, город его нам выделил. В конце мая мы получаем лицензию. Он будет около 700 кв.м.. Депутат Чечель Александр Анатольевич и мэр помогли.

Многие хотят просто ребёнка куда-то отвезти, переложить ответственность, и если что-то не получается, все виноваты. Но это огромный труд родителя, который этим занимается. Если с ним не будет работать мама — ничего не выйдет. Такие дети поддаются тому, чтобы их лечить.

Автор: Мария Панкевич

Источник: Блокнот-Новороссийск

Научно-исследовательская лаборатория клинической патопсихологии «САНАТ» Российская Федерация, Краснодарский край,
г. Новороссийск, Краснознамённый пер., 2А
+7 (8617) 30-70-99 info@medicus-curat.ru